Новости

История борьбы за приемного ребенка: семья из ТиНАО обратилась за помощью к Саблину

На фото: семья Поликарповых и Аня (в центре)

Ане Г. всего 15 лет, однако она пережила уже больше, чем многие взрослые люди. Ее мать Светлана — алкоголичка, папы, как это традиционно бывает, нет. Жили они в небольшом частном доме в поселке Кокошкино в ТиНАО.

Постоянной работы у Светланы не было, перебивались, как говорится, с хлеба на воду. Напиваясь, женщина устраивала скандалы и истерики, обвиняя Аню во всех грехах. В один «прекрасный» момент, будучи пьяной практически в стельку, Светлана пошла в полицию и написала отказ от собственной дочери, мотивируя его тем, что ребенок ее достал и она с ним не справляется. Полицейские «изъяли» Аню из семьи и отвезли в больницу на обследование, чтобы потом передать в детский дом.

Однако в дело вмешалась семья Поликарповых — соседи Ани и Светланы. Девочка учится в одном классе с их средней дочерью. Всего в семье Елены и Дениса трое детей. Когда Поликарповы узнали о том, что мать отказалась от Анны, они пошли к женщине и путем долгих уговоров все-таки смогли убедить ее забрать ребенка обратно из больницы. Однако идти домой с мамой девочка отказалась. Елена и Денис забрали Аню к себе.

Через неделю к ним пришли представители органов опеки. Соцработники заявили, что девочку они забирают, так как она фактически проживает у людей, не имеющих к ней никакого отношения, а идти домой к маме не хочет. Денис и Елена объяснили, что собирают документы для оформления попечительства над Аней, процесс этот долгий, забюрократизированный, и убедили работников органов опеки оставить девочку у них, доказав, что ей ничего не угрожает, а жить в семье, которая знает ее почти всю жизнь, для нее гораздо лучше, чем попасть в детский дом.

Соцработники на какое-то время оставили Поликарповых в покое, однако спустя несколько месяцев обвинили Елену и Дениса в том, что те не прикладывают усилий, чтобы примирить Аню с ее мамой. Хотя это совершенно не так: есть даже диктофонные записи того, как вечно пьяная Светлана оскорбляла, унижала и шантажировала Аню, которая пришла к ней повидаться.

Ситуация осложняется тем, что Светлана Г., по сути, оставляет дочь бомжем. В октябре 2016 года женщина взяла займ в размере 500 тысяч рублей в микрофинансовой организации. Для обеспечения кредита она заложила дом, в котором жила вместе с Аней. Расплатиться по своим обязательствам Светлана не смогла.

Согласно договору, который заключила женщина с микрофинансовой организацией, в случае, если она не погашает задолженность, кредитор взыскивает долг через Федеральный арбитражный третейский суд.

«Стороны договорились о рассмотрении спора единолично судьей, назначенным председателем суда или заместителем председателя суда. Решение суда окончательно, обжалованию не подлежит, обязательно для сторон договора», — говорится в документе.

Микрофинансовая организация обратилась в суд с просьбой взыскать задолженность со Светланы Г. буквально через несколько месяцев после того, как женщина взяла кредит. 13 марта 2017 года Федеральный арбитражный третейский суд Москвы в лице судьи Николая Гравирова постановил: «Поскольку должник Г.С.А. допустила просрочку исполнения своих обязательств по договору займа, сумма основного долга до настоящего времени не возвращена, проценты по договору не вносятся, требование Истца (микрофинансовой организации — прим. ред.) об обращении взыскания на заложенное имущество подлежит удовлетворению».

К этому моменту долг Аниной матери перед кредиторами вместе с процентами, штрафами и пени составлял уже почти полтора миллиона рублей. Таким образом, суд постановил, что Светлана обязана передать свой дом и земельный участок микрофинансовой организации. То, что в этом доме прописана несовершеннолетняя девочка, никого не заинтересовало. Аню фактически оставили без определенного места жительства.

На фото: Аня (справа) и дочь Поликарповых

8 декабря прошлого года отчаявшиеся Елена и Денис Поликарповы написали письмо в приемную депутата Госдумы от ЗАО и ТиНАО Дмитрия Саблина. Органы опеки давили на них, пытаясь «изъять» Аню, у девочки отнимают ее дом. Семья явно нуждалась в помощи.

«Дмитрий Вадимович, со своей стороны, мы не претендуем ни на что. Помогите, пожалуйста, восстановить справедливость. Помогите признать сделку, касающуюся дома, недействительной. Помогите, пожалуйста, в том, чтобы нам дали попечительство над ребенком, — написали Елена и Денис. — Мы не хотим, чтобы Аню забрали и разрушили ей жизнь».

Буквально через несколько дней Саблин направил письмо начальнику новофедоровского отдела соцзащиты в ТиНАО Анне Солониной. Депутат попросил ее оказать содействие семье Поликарповых в сборе и оформлении документов для опеки над Аней и принять все необходимые меры для защиты прав девочки. Также он попросил направить в суд возражение против отъема дома, который является единственным жильем ребенка.

Обратился Саблин и к префекту ТиНАО Дмитрию Набокину. В середине января из префектуры округа пришел ответ. Органы опеки разрешили Ане жить в семье Поликарповых и оказывают им содействие в сборе документов для оформления попечительства.

С домом Ани и ее родной матери ситуация гораздо более сложная. Согласно статье 418 Гражданско-правового кодекса РФ, решение третейского суда может обжаловать только прокурор, если это решение затрагивает права и интересы граждан, которые в силу возраста или состояния здоровья не могут защищать себя сами. Однако в статье 40 ФЗ от 29.12.2015 №382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» говорится: стороны могут предусмотреть, что решение суда является для них окончательным и обжалованию не подлежит. Это и произошло в случае со Светланой Г. — такой пункт был прописан в заключенном ею договоре с микрофинансовой организацией.

«Таким образом, решение Федерального арбитражного третейского суда города Москвы прокурором оспорить не представляется возможным», — написал Саблину префект ТиНАО Дмитрий Набокин. Он обратил внимание депутата на то, что было бы целесообразно на законодательном уровне урегулировать проблему залога недвижимости, в которой зарегистрированы несовершеннолетние.

В прокуратуре Москвы депутату ответили, что оспорить решение суда невозможно. Однако Саблин указал, что, согласно статье 40 ФЗ, речь идет о том, что обжаловать постановление не имеет права сторона соглашения, то есть мать Ани, Светлана, которая подписывала договор о кредите. Девочка же никаких договоров не заключала. Кроме того, по мнению депутата, во всей этой ситуации с отъемом жилья может иметь место мошенничество как со стороны кредитной организации, так и со стороны судьи.

Как отметил Дмитрий Саблин, подобные дела ни в коем случае нельзя оставлять без внимания. Он сообщил, что будет держать на личном контроле ситуацию с Аниным домом и приложит все усилия для того, чтобы справедливость восторжествовала.

13 марта 2019 - 12:16